пятница, 26 мая
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.28
Энергетика

ЧП в энергетике: за ошибки правительства ответят потребители

Несмотря на удорожание электроэнергии, никто не обеспечил обещанную диверсификацию поставок угля

Несмотря на удорожание электроэнергии, никто не обеспечил обещанную диверсификацию поставок угля Расплачиваться за ошибки НКРЭКУ придется простым украинцам Фото: УНИАН

Блокада торговых путей между контролируемыми Киевом территориями Украины и ОРДЛО показала, что власть за три года войны так и не сделала ничего, чтобы обеспечить независимость национальной электроэнергетики от антрацитового угля, добычу которого сейчас контролируют сепаратисты. Повышение цен на электроэнергию не помогло ни наладить импорт антрацита из-за границы, ни сократить перекрестное субсидирование в электроэнергетике при котором промышленность платит за то, что потребило население. В итоге, из-за неэффективности работы правительства и НКРЭКУ, украинцев ждут веерные отключения и новый виток повышения тарифов на электроэнергию и тепло.

Из-за блокады поставок угля антрацита с временно неконтролируемых территорий Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) украинское правительство ввело чрезвычайное (ЧП) положение в энергетике. Главная опасность, которой пытаются избежать власти, — длительные веерные (массовые) отключения потребителей от поставок электроэнергии из-за недостаточной генерации на угольных ТЭС и ТЭЦ, работающих на антраците. Для предотвращения такого развития событий вводится чрезвычайное положение в сфере энергетики.

Сегодня в Украине половина ТЭЦ и ТЭС (семь из 14), которые генерируют электрическую и тепловую энергию, работают на антраците. Это генерирующие предприятия, которые входят в группу ДТЭК, принадлежащую Ринату Ахметову, государственную генерирующую компанию "Центрэнрего" и "Донбассэнерго", которая принадлежит экс-регионалу Игорю Гуменюку.

Как сказал премьер-министр Владимир Гройсман, в целом на угольную генерацию приходится около 30% электроэнергии в стране. При этом альтернативы поставкам антрацита из ОРДЛО у страны на данный момент нет. Об этом заявили один за другим глава правительства, министр энергетики Игорь Насалик и председатель Национальной комиссии, которая осуществляет регулирование в сфере энергетики и жилищно-коммунальных услуг (НКРЭКУ) Дмитрий Вовк.

Блокаду железнодорожных путей, по которым везут антрацит из ОРДЛО, организовали ветераны АТО при участии народных депутатов Семена Семенченко из "Самопомощи" и внефракционного Дмитрия Парасюка. Главные требования участников блокады — прекратить торговлю с оккупантами. Для этого они полностью заблокировали участок железной дороги, соединяющий города Луганск, Лисичанск и Попасная, а также отрезок "Ясиноватая-Константиновка".

История вопроса

С началом войны на части территорий Донецкой и Луганской областей украинские угольные энрегогенерирующие предприятия оказались отрезанными от шахт, в которых добывается угль марки А — антрацит. Все три последние года поставки антрацита с шахт на неподконтрольной территории ведутся только с разрешения СБУ и под контролем правоохранительных органов.

Летом 2016 года, чтобы увеличить импорт антрацита из-за границы (из ЮАР и других стран) НКРЭКУ ввело специальную формулу расчета цены на уголь. Она включала в себя среднегодовую стоимость угля в одном из крупнейших портов мира в городе Роттердам (Нидерланды) и стоимость доставки оттуда в Украину. Цена угля по данной формуле была выше, чем стоимость угля с украинских шахт, соответственно из-за этого пришлось повысить тарифы на электроэнергию. Взамен НКРЭКУ и власти обещали украинцам диверсифицировать поставки антрацита и обеспечить независимость от угля из ОРДЛО.

Постановление НКРЭКУ, которым утверждена данная формула, до сих пор действует, как подтвердил на одном из заседаний Комиссии в феврале 2017 года ее глава Дмитрий Вовк. Однако, по его же словам, в данный момент закупать по ней уголь нельзя из-за слишком большого сезонного подорожания антрацита на международных рынках. Как заявил Владимир Гройсман, если летом "роттердамская" цена угля составляла 1,7 тыс. грн за тонну, то сейчас она поднялась до 3 тыс. грн.

Поэтому альтернативных источников антрацита у Украины сегодня нет. А блокада железнодорожного сообщения между Украиной и ОРДЛО стремительно сокращает запасы антрацита на складах ТЭЦ и ТЭС.

Что произойдет после введения ЧП

По данным ГП «Укрэнерго», по состоянию на 14 февраля на украинских электростанциях запасы антрацита составили 818 тыс. т. При этом, по словам и. о. гендиректора "Укрэнерго" Игоря Ковальчука, ежедневно украинская угольная генерация потребляет около 30 тыс. т антрацита. После введения чрезвычайного положения в сфере энергетики эта цифра уменьшится до 20 тыс. т в сутки. В таком режиме угля хватит на 40 дней (при прежнем уровне потребления — на 27). По данным "Укрэнерго", из-за отсутствия антрацита 14 февраля не работало четыре блока украинских ТЭС и ТЭЦ.

Чтобы сократить расход антрацита, по словам Насалика, будет сокращена выработка электроэнергии на антрацитовых генерирующих мощностях. Это сокращение перекроют за счет атомных электростанций (АЭС).

"У нас в данный момент профицит атомной генерации электроэнергии. Сегодня после ремонта вошел в строй энергоблок №2 Южно-Украинской АЭС", — сообщил Насалик. По словам министра, все меры позволят сэкономить за месяц 300-350 т антрацита.

В час пик, когда потребление электроэнергии будет критически превышать ее генерацию, придется прибегать к веерным отключениям потребителей, графики которых должно составить ГП "Укрэнерго". При этом больницы и другие социально значимые объекты отключать от электроснабжения не будут.

Как сообщил вице-премьер-министр Геннадий Зубко, в крупнейших промышленных областях — Днепропетровской, Киевской, Полтавской, Сумской, Харьковской и Черниговской — штабы по чрезвычайным техногенным ситуациям уже провели заседания, чтобы пересмотреть планы-графики нагрузок на генерирующие мощности.

Что в результате получит потребитель

Главное, чем может грозить чрезвычайное положение в энергетике для потребителей — временное отключение электроэнергии в час-пик. Обычно это утренние и вечерние часы, когда потребление электроэнергии традиционно максимальное. Прямые последствия таких отключений — от элементарных бытовых неудобств граждан, которые не смогут во время отключения подогреть воду, до остановки работы целых предприятий. Последнее означает потерю прибыли и налогов, части зарплат и сокращение промпроизводства, а следовательно — сдерживание роста экономики, которого в последние годы и так не наблюдается.

Гройсман акцентирует внимание на возможной остановке из-за отключения электроэнергии работы металлургических предприятий. Между тем черная металлургия до сих пор занимает лидирующие позиции в украинском экспорте с долей более 20% в общем объеме экспорта товаров. Также метпредприятия, по словам премьера, дают около 300 тыс. рабочих мест в стране.

Уже из-за подрыва линий электропередач в результате обстрела и угольной блокады пострадал Авдеевский коксохимический завод. По словам директор завода Муса Магомедов, из-за блокады Донбасса на завод перестал приезжать уголь с подразделения "Краснодон-уголь" и шахты "Щегловская-Глубокая".

"Общий объем недопоставляемого угля по месяцу будет примерно 80 тыс., это около 15 % угля, который мы используем. Затем мы начинаем "съедать" привезенные австралийские, американские и новозеландские угли", — сказал Магомедов 112.ua.

По его словам, импортный уголь завозился как запасной, весь расчет был на поставки и использование для работы завода украинского угля. "Но мы начинаем "съедать" его (импортный уголь. - Ред.) быстрее. Чтоб его привезти, надо потратить 80-90 дней", - сказал он.

Директор отмечает, что если остановиться АКЗХ, следующими будут два комбината в Мариуполе и снижение производства на "Запрожстали".

Кто виноват и что делать

Следует сказать, что недостаток угля на украинских ТЭС и ТЭЦ за последние три года стал обычным явлением. И угроза веерных отключений была все это время, поскольку боевые действия в АТО идут как раз в зоне транспортных путей, соединяющих ОРДЛО и остальную Украину.

Поэтому, как считает эксперт в энергетической сфере Андрей Герус, ЧП в энергетике — это не новшество для украинцев. "Чрезвычайное положение, которое ввело правительство в энергетике, вовсе не катастрофа. У нас уже и так три года зимой в энергетике чрезвычайное положение. Настоящая катастрофа — то, что творится в украинской энергетике в течение этих трех лет", — говорит он.

Однако на самом деле до возможной катастрофы может быть не так уже и далеко. Ведь за те 40 дней, на которые в Украине еще хватит антрацита для угольной генерации, власти и энергетикам придется решить проблему с его поставками. Либо договариваться с депутатами и ветеранами АТО, блокирующими железную дорогу, либо импортировать уголь.

Оба варианта — сложные и не быстрые. А времени мало, ведь в эти 40 дней должно войти и время, необходимое для того, чтобы привезти вовремя уголь на генерирующие предприятия.

Эта ситуация как нельзя ярче обнажила проблему энергетической зависимости Украины — о возможном недостатке запасов угля на ТЭС и ТЭЦ говорится в начале каждого отопительного сезона. Однако осенью 2016 года на складах удалось накопить угля значительно меньше, чем обычно: 1,2 млн т против необходимых 2,7 млн т. Так случилось из-за того, что весной и летом в Украине выросло потребление электроэнергии из-за сильной жары. В то же время, несколько блоков атомных электростанций летом стояли на ремонте. Поэтому основная нагрузка пришлась на угольную генерацию. При этом ни частные, ни государственные предприятия не позаботились о том, чтобы компенсировать повышенный расход угля в теплое время года. Антрацит закупали в ЮАР и "Центрэнерго", и ДТЭК. Но по факту оказалось, что этих объемов недостаточно для того, чтобы безболезненно пройти отопительный сезон.

Особой остроты ситуации придает тот факт, что это случилось как раз после введения высокой цены на уголь "Роттердам+" и повышения тарифов на электроэнергию, которые вместе как раз и должна были обеспечить достаточный импорт антрацита.

"Общественные эксперты практически в один голос оценивали методику (Роттердам +. — Ред.), как потенциально коррупционную. Кто-то прямо говорил, что методика - не для импорта, а для накачивания частных энрегогенерирующих компаний деньгами. Кто-то считал, что, если это цена независимости, то пускай будет, — говорит координатор жилищно-коммунальных программ Гражданской сети ОПОРА Татяна Бойко. — Но при этом должна быть система постоянного контроля. Министр энергетики сразу говорил, что эта методика не подходит для Украины. Но ее никто не отменил. Зимой организовали блокаду и выяснилось, что "альтернативы углю из ОРДЛО нет". Но почему при этом не было четких обязательств у тепловой генерации обеспечить необходимые запасы угля и диверсифицировать поставки?".

Эксперт подчеркивает, что в тот момент, когда методика "Роттердам+" позволяла импортировать уголь, но при этом никто не спешил его законтрактовывать. Ни потом, когда уголь подорожал на биржах, ни правительство, ни НКРЭКУ никак не реагировали на это.

Такого же мнения придерживается и Алексей Оржель, руководитель сектора "Энергетика" BRDO. "Блокада железной дороги могла быть не только с нашей стороны, но и со стороны ЛНР/ДНР. Именно на случай таких форсмажоров формула цены угля "Роттердам+" должна была бы обеспечить спокойное прохождение отопительного сезона. Альтернативы антрациту из ОРДЛО нет как раз потому, что владельцы угольных ТЭЦ продолжали завозить антрацит с неподконтрольных территорий по неопределенной цене, которая, вероятнее всего, меньше рыночной цены угля в Европе. Между тем в тариф закладывали повышенную цену угля. И теперь в результате у нас нет угля", — говорит он.

Все эксперты сходятся в том, что сегодняшний угольный кризис — целиком и полностью промах НКРЭКУ и правительства, которые обязаны были предотвратить нынешнюю ситуацию. Однако власти кинулись слишком поздно. Только сейчас, когда кризис дошел до своего пика деятельность НКРЭКУ собралась расследовать Генеральная прокуратура. За неделю до этого народные депутаты, входящие в парламентский комитет по вопросам топливно-энергетического комплекса, заявили о том, что действия Комиссии непрофессиональные и наносят вред украинской энергетике.

Однако время упущено. Импортный уголь, пускай даже по высокой цене, быстро законтрактовать и привезти не выйдет. До перевода антрацитовых блоков "Центрэнерго" на газовые марки угля еще слишком далеко. В ДТЭК заявляли, что этого вообще не будут делать, поскольку полностью отказаться от антрацита не получится. А переводить все энергоблоки тепловой генерации на газовый уголь также неразумно. В компании надеялись, что ситуация с поставками угля с шахт ДТЭК, который сейчас находятся на неконтролируемой территории, все-таки нормализуется. При этом ДТЭК за последние три года как минимум дважды реструктуризировал свои международные долги, что говорит о том, что в компании нет лишних денег на дорогостоящее переоборудование антрацитовых энергоблоков.

Теперь же, как будет развиваться ситуация дальше никто прогнозировать не берется. "Глубочайшая проблема в том, что руководство НКРЭКУ дискредитировало себя своими действиями, — считает экс-министр ЖКХ Алексей Кучеренко. — У регулятора, который должен быть беспристрастным арбитром на рынке скандалы везде, где только они могут быть - и с тарифами на газ, и с ценой угля по формуле "Роттердам+" и т.д. НКРЭКУ превратилась в инструмент обоснования "хотелок" монополистов всех мастей".

Ошибки власти компенсируют ростом тарифов

Между тем, 1 марта должно состояться последнее плановое повышение цен на электроэнергию для населения. Сейчас население платит за объем электроэнергии до 100 кВт по 71,4 коп. за кВт, за объем от 100 кВт до 600 кВт — по 1,29 грн за кВт, а за электроэнергию, потребленную сверх объема 600 кВт — 1,63 грн. С 1 марта же объем до 100 кВт будет стоить по 90 коп. за кВт, а все, что свыше — 1,68 грн за кВт. При этом НКРЭКУ недавно заявило, что тариф на электроэнергию для населения до сих пор не покрывает 57,7% его себестоимости. И это при том, что в течение двух лет тариф повышался в том числе и для того, чтобы население смогло постепенно перейти на рыночные цены электроэнергии, и чтобы прекратилось перекрестное субсидирование населения за счет повышенных тарифов на электроэнергию для промышленности. То есть, чтобы каждый платил сам за себя.

Теперь же выходит, что цель не достигнута, и повышение тарифов не дало ровным счетом ничего. Поэтому эксперты сходятся в том, что без повышения тарифов на электроэнергию не обойдется, однако не берутся прогнозировать, как дальше поведет себя правительство и НКРЭКУ.

"Повышение тарифов неизбежно. Это коснется всех видов коммунальных услуг, — считает энергетический эксперт Александр Скубченко. — Ведь в тарифе на холодное водоснабжение 70% занимает стоимость электроэнергии, в тарифе на саму электроэнергию — примерно столько же газ и уголь, которые тоже могут дорожать. Можно радоваться прогрессу в альтернативной энергетике, но жить надо реалиями. Повышение цен на электричество в марте — пятое с 2014 года. Но власть до сих пор так ничего и не решила".

По мнению Кучеренко, чтобы выйти из кризиса и при этом уберечь население и других потребителей от чрезмерно завышенных тарифов надо заново наладить государственное регулирование энергетики, провести аудит хозяйства отрасли, а затем принять политическое решение.

"Эта ситуация напоминает историю с ПриватБанком, из которого выводили огромные средства. В какой-то момент власть же поняла, что банк проще национализировать, чем продолжать позволять кому-то его "доить", — резюмирует он.

Новости партнеров

Читайте также

Украинцам будут давать субсидии по-новому: несколько важных моментов

В Украине изменили правила начисления субсидий — число тех, кто получает помощь от государства при оплате ЖКХ значительно сократится

Суд перенес решение по важнейшему спору с Россией: о шансах Украины

Суд в Стокгольме перенес решение по газовому спору Украины и России - о шансах Киева

Чернобыльская зона может получить шанс на новую жизнь, но есть риски

Первая солнечная электростанция в Чернобыльской зоне уже строится, и власти заверяют, что новые проекты не за горами.

Новости партнеров