среда, 15 августа
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.76
Финансы и банки

Путина не свергнут, Запад дал намек совсем другого плана - российский экономист Владислав Иноземцев

Наибольший ущерб экономике России нанесут контрсанкции Кремля

Наибольший ущерб экономике России нанесут контрсанкции Кремля Владислав Иноземцев Фото: transatlanticrelations.org

США ввели очередные санкции против России. Под них попали 17 российских чиновников, 7 бизнесменов и 12 компаний. Американские санкции вызвали обвал на фондовом рынке РФ, а также падение рубля. Общие потери российских олигархов только за понедельник, 9 апреля, составили порядка $16 млрд. Известный российский экономист ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ рассказал "Апострофу", как американские санкции уже отразились на экономике РФ, каким будет их дальнейшее влияние и стоит ли ожидать, что Кремль скорректирует свою внешнюю политику, в том числе в вопросах Крыма и Донбасса.

- Как можно на сегодня оценить ущерб для экономики России от введенных США санкций?

- Я думаю, что потери России пока сложно оценить, потому что, если мы говорим о падении фондовых рынков или о девальвации, которая происходит сейчас достаточно активно, то пока это – не столько потери России, сколько потери отдельных физических лиц, которые владеют этими компаниями, собственно говоря, именно они находятся сейчас под ударом. Что касается того, какими потери будут для граждан, это зависит от того, какой будет политика государства. Если правительство поддержит соответствующие предприятия и не даст вырасти безработице (что оно, наверное, сделает), если Центральный банк все-таки сумеет купировать рост курса [валют] и если не увеличится инфляция, то эти потери будут пока умеренными. От того, что какое-то количество миллиардеров потеряло деньги – причем пока не свои доходы, а то, что было в какой-то виртуальной реальности, стоимость их компаний – по большому счету никому в России ни холодно, ни жарко не стало.

Рост курсов доллара и евро связан с новыми санкциями, которые были введены против России со стороны США и Фото: EPA/UPG

- Можно ли говорить, что нынешние санкции – наиболее серьезные их тех, что вводились в отношении России с 2014 года в связи с аннексией Крыма и началом агрессии на Донбассе?

- Это не совсем так. Против России вводилось множество санкций, и я бы сказал, что наиболее серьезные – ограничение кредитования. Еще в 2014 году был запрет на поставку определенной технологической продукции, был запрет на поставку оборудования для нефте- и газодобычи в сложных условиях, был запрет на работу с российскими компаниями в подготовке новых проектов в области энергетики на шельфе и в Арктике. Запретов было очень много. Сейчас принципиальная разница заключается скорее не в масштабе санкций, а в том, что Запад пробует на нескольких отдельных крупных российских бизнесменах, очень тесно связанных своим бизнесом с Кремлем, насколько серьезными могут быть тотальные санкции против отдельных компаний. Никогда раньше не было санкций, которые бы приводили к тому, что у компании замораживаются активы. И не было таких санкций, при которых компании фактически не могут работать в долларовой зоне – то есть, по сути, запрет на экспорт. Все много раз говорили о том, как было бы круто, если бы Запад не стал покупать российскую нефть. Можно считать, что сегодня он перестал покупать российский алюминий, потому что Дерипаска является 100%-м монополистом (Олег Дерипаска, владелец компании Rusal, которая внесена в санкционный список США, – "Апостроф"). Но еще раз – это санкции против отдельных компаний. Насколько они распространятся дальше, на более широкий круг, мы пока не знаем.

- Санкции, а точнее, эффект от них, как-то повлияют на внешнюю политику России, прежде всего в таких вопросах, как Донбасс, Крым, Сирия?

- Думаю, что нет. Дело в том, что очень странное (я не буду применять более серьезные формулировки) сознание российской политической элиты исходит из того, что мы от своих решений не отступаем, что там, где нас не было, нас нет, мы оттуда выйти не можем (типа с Донбасса), мы не можем извиниться за отравление Скрипаля (бывший сотрудник ГРУ России Сергей Скрипаль и его дочь Юлия были отравлены в британском Солсбери в начале марта, власти Великобритании убеждены, что за отравлением стоит Россия, – "Апостроф") и все такое прочее. Поэтому я думаю, что должны случиться гораздо более катастрофические проблемы в российской экономике для того, чтобы в Кремле начали хоть о чем-то думать. Я бы не ждал изменений ни по одной позиции.

- Могут ли санкции внести раскол в ряды российской элиты?

- Могут. На самом деле, эти санкции очень интересные. Сейчас выстраивается некое четкое различие между олигархами, или, скажем так, богатыми русскими, которые не просто поддерживают Путина, а реально включены в эту систему коррумпированной жизни экономики, и теми, кто непосредственно во всякого рода кремлевские аферы не вовлечен. И между ними Запад сейчас пытается провести некое различие: либо вы вместе с Путиным, совсем близко – и тогда у вас куча проблем. Либо – да, вы богатый человек и, возможно, когда-то раньше вы были очень близки к Кремлю, но сейчас уже отодвинулись немножко – и здесь вы можете быть более спокойны. В этом отношении раскол может быть. Я понимаю, что ваш вопрос заключается в том, не свергнут ли Путина?

Фото: EPA/UPG

- В конечном итоге – да.

- На это я бы точно не рассчитывал, потому что намек совсем другого плана. Мол, ребята, мы понимаем, что вы более-менее чистые, мы понимаем, что вы попали в тяжелую ситуацию, поэтому мы вас не наказываем, мы ваши активы не арестовываем. И следствием будет еще больший отток активов из России. "Альфа-групп" уже в большей части своего бизнеса не российская. Активы [российского миллиардера Михаила] Прохорова, я думаю, процентов на 80 уже не в России. Основные активы [миллиардера Романа] Абрамовича сейчас тоже будут активно выводиться. То есть дан сигнал: если вы не хотите иметь кучу проблем – бегите. И этот сигнал будет пойман и будет учтен. Я абсолютно в этом убежден. И отток капитала из России будет расти, уход бизнеса из России будет увеличиваться – западных инвесторов и российских. Но это не создаст оппозиции Путину. Эти люди просто соберут все, что можно собрать, и уедут. Просто потому, что они понимают, что международный бизнес в этой стране больше делать нельзя. Но никакого внутреннего восстания от этого не будет.

- Чем ответит Кремль? Будет ли Россия вводить контрсанкции?

- Хороший вопрос. Наверняка будет. И я так понимаю, что сегодня на самом высоком уровне идет активное обсуждение того, что будет происходить в ответ. Наверняка какая-нибудь очередная глупость будет сделана. И мне кажется, что именно от того, как Россия ответит, будет зависеть, насколько сильным будет удар по экономике.

Вообще непонятно, как можно ответить. Закрыть свой рынок от западных товаров? Наверное, можно, но это мало кто почувствует, так как на сегодня экспорт в Россию с Запада уменьшается. Конфисковать какие-то инвестиции западных компаний в Россию? Это будет вообще полным безумием, потому что реально, я думаю, никакие серьезные активы российских компаний на Западе арестованы не будут – они в основном это уже предвидели и большинство средств и активов вывели.

Я не понимаю, честно говоря, чем Россия может ответить. Но наверняка какие-то демарши, которые должны внутренней аудитории России дать ощущение того, что Москва не стоит на месте и не ждет, когда ее снова будут бить, должны быть. Но что будет сделано? Не знаю. Я еще раз повторю: я не вижу в экономической сфере ничего такого, что можно было бы сделать, не ухудшив ситуацию для самих себя. Но если они хотят рушить свою экономику, чтобы как-то формально ответить Западу? Ну, пусть. Что тут можно сказать?

Новости партнеров

Читайте также

На грани вето: Порошенко и Гройсман не поделили топ-банки

Верховная Рада с подачи Кабмина приняла законопроект №8331-д о наблюдательных советах государственных банках, который оставляет контроль над ними за правительством, но президент Петр Порошенко может ветировать документ

Сколько стоит собрать ребенка в школу: цены на самые важные товары

В Украине открылись школьные ярмарки, а магазины обновили ассортимент товаров для детей, при этом цены, в среднем, остались на прошлогоднем уровне

Бюджетные войны: почему сцепились Гройсман и глава Нацбанка

Из-за нежелания НБУ купить ОВГЗ у Кабмина между главой Нацбанка Яковом Смолием и премьером Владимиром Гройсманом

Новости партнеров

;